Британской BP, одной из крупнейших компаний в мире, в последние годы не везет. Сперва – авария в Мексиканском заливе, затем — провал сделки с «Роснефтью». Акционеры британского гиганта недовольны тем, что акции BP, обладающей первоклассными активами, недооценены. Главе BP Роберту Дадли, столь неудачно попытавшемуся увязать будущее фирмы с Россией, необходимо срочно спасать свое кресло.

В начале сентября гендиректор нефтяной компании BP Роберт Дадли разослал сотрудникам письмо, в котором попросил их не обращать внимания на заголовки в газетах, которые пестрели сообщениями о проблемах компании в России и США. В документе, который цитировала газета The Financial Times, Дадли написал, что «краткосрочный шум» («short-term noise»), поднятый в СМИ вокруг компании, не должен затмить в глазах ее сотрудников тот успех, которого компании удалось добиться после катастрофического разлива нефти в Мексиканском заливе в 2010 году.

«Мы достигли реального, уверенного и измеримого прогресса в закладке нового фундамента для нашего успеха в будущем», — написал в e-mail Дадли, добавив, что BP, акции которой находятся на годовом минимуме, только что завершила свой «лучший год за последнее десятилетие в плане доступа к новым ресурсам», войдя в проекты по разведке более 50 блоков по всему миру. При этом Дадли отметил, что срыв сделки по обмену активами с российской «Роснефтью» в начале года был «разочаровывающим», но компания нашла в себе силы двигаться дальше. Не исключено, что неудачный блицкриг в Россию, который BP совершила в начале 2011 года, еще не раз «разочарует» менеджмент и акционеров британской компании.

«Сделка века» между BP и «Роснефтью», предполагавшая обмен акциями на сумму около 18 миллиардов долларов и совместное освоение Арктики, была благословлена российским правительством и Кремлем. С ней связывались надежды на долгожданное потепление инвестклимата в стране. BP же надеялась компенсировать убытки, понесенные в результате аварии в Мексиканском заливе. Но партнерство провалилось из-за многомесячной судебной тяжбы, инициированной консорциумом российских акционеров ТНК-ВР — AAR (Alfa Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и Renova Виктора Вексельберга), который владеет этой российско-британской компанией паритетно с ВР. Россияне утверждали, что BP нарушила соглашение, согласно которому должна была вести все проекты в России через ТНК-ВР.

Роберт Дадли. Фото (c)AFP
До последнего времени ВР, которой принадлежит половина ТНК-ВР, надеялась на возобновление альянса, но 31 августа премьер-министр России Владимир Путин объявил новым партнером «Роснефти» в Арктике американскую ExxonMobil. Вице-премьер Игорь Сечин, отвечающий в правительстве за топливно-энергетический комплекс, расхваливал сделку, отмечая, что «предложение Exxon по сравнению с BP значительно лучше». В рамках нового партнерства «Роснефть» также получит возможность работать на участках ExxonMobil в Мексиканском заливе, в США и Канаде. Пока глава ExxonMobil благодарил Путина и Сечина за поддержку, в московский офис BP ворвались люди в масках. Это были судебные приставы, которые искали документы, связанные с несостоявшейся сделкой между ВР и государственной «Роснефтью».

Суд да дело

В последний год BP наверняка вынуждена приплачивать юристам за сверхурочные, ведь забот у них прибавилось в разы. Сейчас BP судится по обе стороны Атлантики, при этом не ясно, где именно таится большая угроза для ее финансового благосостояния. После того, как AAR удалось похоронить сделку BP с «Роснефтью», заключенную, судя по всему, со слепой надеждой на то, что правительство России сможет уберечь британцев от их партнеров по ТНК-ВР, россияне решили содрать с оконфузившейся BP компенсацию за моральный ущерб. Сейчас AAR пытается через Стокгольмский арбитраж добиться признания факта нарушения компанией BP акционерного соглашения (ВР и сама судится с «Реновой», утверждая, что компания Вексельберга первой нарушила акционерное соглашение между ААR и BP). Но параллельно в суд на ВР подали и миноритарии ТНК-ВР, которые сочли, что предприняв попытку альянса с «Роснефтью», ВР ущемила и их интересы.

Корпоративная структура ТНК-BP устроена не самым простым образом, но если не вдаваться в детали, то можно описать ее следующим образом. ТНК-BP (TNK-BP Limited), в которой по 50 процентов принадлежит BP и AAR, владеет 95 процентами «ТНК-ВР холдинга». В эту компанию входят основные активы ТНК-ВР в России. Весь управленческий состав группы компании ТНК-BP представляют сотрудники «ТНК-ВР Менеджмент», контролируемой TNK-BP Limited. Короче говоря, миноритарии «ТНК-ВР холдинга», контролирующие 5 процентов акций холдинга, в управлении компанией толком и не участвуют, но свою часть дохода от щедрых дивидендов получать не забывают. Кроме того, миноритарии часто выступают на стороне «старших» акционеров из AAR.

В 2008 году, когда BP и AAR поссорились в первый раз, в Арбитражный суд Тюменской области поступил иск от акционера «ТНК-ВР Холдинг» — ЗАО «Тетлис» (владела 0,00013 процента акций холдинга), требовавшего расторгнуть договоры найма с прикомандированными к нефтяной компании специалистами BP. По сути, данный иск и стал началом острой фазы конфликта, который закончился капитуляцией британцев: Дадли, управлявший на тот момент ТНК-ВР, был вынужден ретироваться в лондонский офис BP. На карьере изгнанника это, кстати, сказалось положительно, ведь в конце 2010 года, после отставки Тони Хейворда, он возглавил уже всю BP. Но после того, как Дадли решил с триумфом вернуться в Россию, его вновь осадили. И вновь миноритарии «ТНК-ВР Холдинг» выступили единым фронтом с AAR.

С мая в арбитраже Тюменской области рассматривается иск к ВР, поданный миноритариями компании «ТНК-ВР Холдинг». Истцы пытаются доказать, что срыв сделки ВР и «Роснефти» по освоению шельфа и обмену акциями нанес им ущерб. Сперва акционеры «ТНК-ВР Холдинг» оценивали его в 87 миллиардов рублей, но к 21 сентября их аппетиты выросли. Сейчас истцы просят суд увеличить сумму иска, поданного к ВР, до 154,284 миллиарда рублей, объясняя свое требование дополнительным расчетом упущенной выгоды. Следующее судебное заседание по этому иску отложено на 13 октября.

Автозаправочная станция ВР в Москве. Фото РИА Новости, Руслан Кривобок
Сложно сказать, чем закончится противостояние акционеров «ТНК-ВР Холдинга» с BP, но суд в Тюмени и без того принес немало неприятностей британцам. Миноритарии через суд потребовали у ВР предоставить им ряд документов, в том числе бумаги, касающиеся партнерства с «Роснефтью». В результате 31 августа в офис ВР в Москве (BP Exploration Operating Company Limited, BP EOC) пришли судебные приставы, которые несколько дней осуществляли в офисе выемку документов. В результате вся работа офиса ВР в Москве, который даже не упоминался в иске, была остановлена, а руководство компании обвинило российские власти в давлении на ее бизнес. Короче говоря, BP выбрала свою традиционную тактику давления на чиновников, пытаясь вынудить их под влиянием общественного мнения вмешаться в конфликт на стороне британской компании. Но российские власти, как и прежде, пытаются дистанцироваться от происходящего. Тогда руководство ВР спешно организовало встречу с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном, который в сентябре должен был совершить первый за пять лет визит в Россию.

Москве и Лондону так и не удалось уладить политические разногласия, но лидеры решили сосредоточиться на деловых контактах. На встрече с президентом России Дмитрием Медведевым 12 сентября Кэмерон упомянул рейд судебных приставов на московский офис BP, и уже на следующий день история получила благоприятное для британцев развитие. 13 сентября суд удовлетворил ходатайство BP о запрете судебным приставам обыскивать его московский офис. Миноритарные акционеры ТНК-ВР, впрочем, заявили, что это решение суда не остановит их попытки взыскания ущерба с британцев.

Спасение котировок

Сейчас вопрос о том, что же делать с Россией, является одним из наиболее трудных для руководителя BP Дадли. Коллапс сделки с «Роснефтью» и последующее противостоянии с AAR вызывало не только вопросы к руководителю компании относительно продуманности принятых им решений, но и заставило акционеров BP задаться вопросом о том, не стоит ли BP вовсе дать деру из России, распродав все свои активы в стране. Но подобный сценарий развития событий для BP, инвестировавшей в экономику России больше любого другого нефтяного мейджора, является крайне нежелательным. Вложив в 2003 году 9 миллиардов долларов в создание ТНК-BP, британцы к 2011 году получили уже 16 миллиардов долларов дивидендов. ТНК-BP отвечает за четверть всей добычи британского гиганта, пятую часть всех ее запасов, и десятую часть ее выручки.

До конца месяца должен собраться совет директоров BP, на котором управленцы обсудят будущее энергетического гиганта. По крайней мере, на это до встречи с членами руководящего органа компании, надеялись ее крупнейшие акционеры. Газета The Financial Times утверждает, что страхи акционеров относительно того, что компания и далее будет пребывать в вакууме, без четкой стратегии, могут с лихвой оправдаться. Помимо неприятностей в России, инвесторов беспокоят и потенциальные иски со стороны властей США, а также то, сколько средств фирма будет вынуждена потратить на урегулирование гражданских исков.

Капитализация BP немногим более 70 миллиардов фунтов, мягко говоря, не отражает запасы компании стоимостью в 170 миллиардов фунтов стерлингов. Самым радикальным вариантом, позволившим бы увеличить капитализацию, могло бы стать разделение BP, к примеру, на добывающую и нефтеперерабатывающую компании, что позволило бы акционерам заработать дополнительные 60-90 миллиардов долларов. Кроме того, не исключено, что BP продолжит грандиозную распродажу активов, направив вырученные деньги на закрепление в более доходных сегментах бизнеса. Другой вариант — BP может провести грандиозный обратный выкуп акций.

Инвесторам BP важна стоимость акций, поэтому кресло под Дадли, ввязавшимся в «сделку века» с Россией, может зашататься в любой момент. Акционеры компании утверждают, что дестабилизация работы BP никому не нужна, но, тем не менее, намекают менеджменту, что пора бы взять ситуацию под контроль. И доказать акционерам, что неудача в России не заставила ее опустить руки.
Ключкин Антон